Присоединяйтесь


 


логотип redbeard.by

Наша кнопка

Пресса о нас

Когда ноги не примерзают к полу. Татьяна Замировская, «Белгазета»

Белорусы начинают танцевать капоэйру
Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ

http://www.belgazeta.by/20081020.42/360214581

17 октября в холле кинотеатра «Победа» собрались минские почитатели Бразилии - ее национальных танцев, спортивной борьбы и образа жизни. Ассоциация белорусских капоэйристов не могла не выйти за рамки собственно капоэйры - заниматься ею без глубокого проникновения в культуру в принципе невозможно. В Бразилии капоэйра является не видом спорта, а национальной философией. Несколько участников сообщества съездили этим летом в Бразилию и привезли множество фотографий - не очень профессиональных, но удивительно ярких. Еще в Минск привезли настоящих бразильских мастеров капоэйры, а также друзей-соратников из Литвы, России, Польши и даже Будапешта.



Открытие фотовыставки подразумевало шумные мероприятия. «Мы, наверное, батукаду покажем под конец, а то от нее могут стены рухнуть. А так они рухнут, и мы сразу же уйдем», - предположили организаторы феста, недавно наконец-то освоившие искусство батукады (массивного уличного шоу, участники которого с пугающей слаженностью бьют в металлические барабаны и прочую перкуссию, создавая из грохота завораживающий ритм). Билетерши кинотеатра восторженно рассматривали смуглых бразильцев, в момент схвативших непонятные большинству инструменты (например, длинное подобие лука с натянутой металлической тетивой и высушенной тыковкой-резонатором у основания) и принявшихся ритмично и звонко напевать что-то народное, спонтанное и жаркое.

Тут-то и обнаружилось, как много в Минске капоэйристов - в одетой по-осеннему толпе зашумело, встрепенулось, чинные на вид мальчики в очках вдруг подпрыгнули и начали подпевать на птичьем языке далекой Бразилии. Крошечная девчушка в розовом, грустно бредущая с мамой через холл, вдруг заулыбалась и запела на чистом португальском. Мистика!

Под музыку участники фестиваля демонстрировали свое искусство: вначале томно и лениво раскачиваясь под сменяющиеся ритмы, потом постепенно впадая в азарт. Девушка, еще пять минут назад зычно объявлявшая журналистам: «Вначале мы покажем капоэйру, потом батукаду, а потом ответим на вопросы!», - полностью преображается в «поединке» с мускулистым бразильцем. Тонкие белорусские девочки, опоясанные специальными разноцветными веревочками, выбегают на середину круга и превращаются в жарких, расслабленных и одновременно удивительно сосредоточенных бразильянок. Больше всего белорусские капоэйристы напоминают калифорнийских хиппи - они слишком часто улыбаются, подозрительно расслаблены, носят странные прически (дреды, например) и радостно вовлекают детей в свой образ жизни: например, для капоэйры не является удивительным спарринг-танец крошечного, но настойчивого белорусского дошкольника с настоящим бразильским мастером.

Организаторы фестиваля рассказывают, что песен, под которые капоэйристы устраивают игры, несколько типов. Есть короткие песни-частушки, а есть целые истории, включающие в себя слезоточивые эпические саги на тему рабства и тяжелой жизни: «Если внимательно слушать эти песни, можно всю историю Бразилии выучить. А многие песни сделаны по принципу «что вижу, то пою», как в хип-хопе. Могут петь: мы тут все собрались с друзьями в Минске, давайте улыбнемся, привет! Если упал кто-то, могут тут же спеть что-нибудь в духе «упало банановое дерево», в общем, получается как бы комментарий к игре. Еще могут руководить процессом через музыку: поют, к примеру, вот у нас медленная игра сейчас, а ну-ка попробуем сыграть быстрее и поопаснее!»

Капоэйристы взлетали в воздух в немыслимых позах, делали невероятные сальто, взмывая под потолок холла… После шоу мастера рассказали о том, что в Рио капоэйра является национальным достоянием, причем на государственном уровне. Один из мастеров уже 25 лет работает полицейским (на вид ему самому не больше 25), в рамках госпрограммы по работе с трудными подростками и детьми из неблагополучных семей. Судя по всему, они отлавливают детишек в трущобах Рио и отводят их на капоэйру, где те становятся настоящими людьми. Также мастера занимаются с детьми, которые чем-нибудь болеют: известно немало случаев чудесного исцеления капоэйрой. Один из мастеров рассказывает историю о том, что до шести лет он был полностью парализован: мать носила его на руках, а потом отнесла на капоэйру - и ребенок, как говорится, встал и пошел. Действительно, на многих фотографиях выставки капоэйрой занимаются совсем крошечные дети. «Жаль, в Беларуси такого национального спорта нет, - шепчутся в толпе. - Прикинь, если бы хоккей был, как капоэйра! Дети из неблагополучных семей под музыку «Песняров» гоняли бы по льду и радостно мутузили друг друга клюшками, становясь добрее, раскрепощеннее и здоровее!»

Под конец капоэйристы устроили сокрушительную батукаду: полуголые бразильянки (или белоруски, уже непонятно) танцевали самбу под барабанный грохот. Вечеринка переместилась в ночной клуб и один из дворцов спорта - кажется, только с капоэйрой такое прекрасное сочетание кажется возможным.

СПРАВКА«БелГазеты». Капоэйра - вид спортивной борьбы, напоминающий коллективный танец под задорную бразильскую музыку. Настоящий капоэйрист не только знает все движения и приемы капоэйры, он еще умеет играть на ряде инструментов, исполнять песни и всячески веселиться. Считается, что капоэйра родилась в эпоху работорговли: рабы привезли в Бразилию свою культуру, которую сохраняли через ряд традиций, передаваемых из поколения в поколение в форме танца, борьбы и песен, слитых воедино. Согласно некоторым теориям, капоэйра являлась танцем, под которым были замаскированы настоящие боевые тренинги, поэтому одно время капоэйра в Бразилии даже была запрещена. Другие исследователи считают, что капоэйра - ритуальный танец, связанный с обрядами инициации.

«БЕЛОРУСАМ КАПОЭЙРУ НУЖНО ПРОПИСЫВАТЬ!»

Организатор фестиваля Людмила Шостак отзывается на бразильское имя Gata. По ее мнению, у белорусов и бразильцев много общего: «Правда, бразильцы при своей бедности умеют веселиться и расслабляться, а белорусы - нет. Хотя в них заложен большой потенциал веселья и расслабленности, они боятся раскрепостить свое тело. Белорусы любят злые, сосредоточенные виды спорта, вроде бокса. Быть злыми они умеют. А быть добрыми, расслабленными - нет. Зато когда однажды они позволят себе раскрепоститься - становится легко. После капоэйры даже по улице легче ходить, во всем слышишь музыку, тебе легко двигаться и дышать. Благодаря капоэйре из блеклых и зажатых чуваков белорусы превращаются в инициативных и веселых, у них все получается. Они приходят к нам от нечего делать, им скучно. Человек пришел, сделал барабан, потом еще барабан сделал, и еще - и вот теперь у нас целый оркестр батукада! А так бы он, может, никогда в себе таких талантов не открыл...

Я считаю, белорусам капоэйру вообще нужно прописывать. Правда, разница в культуре у белорусов и бразильцев все-таки есть, она связана с климатом. В капоэйре традиция заниматься босиком, а у нас в плохо отапливаевом спортзале ноги к полу примерзают, приходится заниматься в обуви».


Прямой эфир на радио «Культура». Программа «Золотое сечение».

Ведущая: Марина Тихомирова. Гости: Raposa, Papagaio, Branquinha, Fosforo. Эфир был накануне дня рождения группы в декабре 2006 года. Час разговоров о капоэйре, с музыкой и всякими откровениями. Скачать mp3 можно здесь (11Mb).


Праздник капоэйры, или Единоборство с бразильским темпераментом

Анна Кот, «Вечерний Минск», № 131 [532] от 20 июня 2007 года

Совместить белорусский менталитет и бразильский темперамент — что может быть проще! Так посчитали организаторы Фестиваля капоэйры, который прошел на днях в Минске. Три с половиной года назад в Беларуси появилось бразильское боевое искусство, смесь игры, танца, музыки и бесконечного позитива. И это уже второе подобное мероприятие в республике.
На праздник прибыли 10 мастеров капоэйры и более сотни других участников из европейских филиалов, представители различных школ. Среди гостей был и знаменитый Местре Музеу (Mestre Museu) — основатель международной школы капоэйры FIСAG (Internacional Capoeira Artes das Gerais).

На праздник прибыли 10 мастеров капоэйры и более сотни других участников из европейских филиалов, представители различных школ. Среди гостей был и знаменитый Местре Музеу (Mestre Museu) — основатель международной школы капоэйры FIСAG (Internacional Capoeira Artes das Gerais).

Разминка — это весело

Удобно усевшись полукругом на полу игрового зала в СОК «Олимпийский», все посмеялись над шуткой белорусского инструктора по капоэйре Дарьи Азарко насчет бразильской вечеринки до утра… Встречи с признанными мастерами наши капоэйристы ожидали с нетерпением. Своих мастеров в Беларуси еще нет, а из других стран приезжают не так часто. Поэтому основное отличие белорусской капоэйры от бразильской, пожалуй, пока что заключается лишь в уровне технической подготовки.

- В Бразилии это национальный вид спорта, — говорит Дарья. — Каждый второй бразилец знает, что такое капоэйра, видел, слышал, может быть, даже сам когда-то занимался. У них это уличное боевое искусство. В нашей стране капоэйра еще очень молода, и мы только начинаем постигать ее основы…

Разве может тренировка быть скучной, если за дело берутся бразильцы? А в распоряжении у них африканский барабан атабаке, музыкальный «лук» беримбау и бубен — пандейру… Каждая команда Музеу сопровождается ритмичными ударами атабаке. Пробежаться, похлопать в ладоши, а теперь растяжечку… Минут 15 — и капоэйрист готов играть, танцевать, петь… Словом -участвовать в Roda (круг, в котором играют в капоэйру).

Настоящий капоэйрист

Он должен уметь всё! Владеть техникой капоэйры, уметь играть на музыкальных инструментах, учить или знать португальский язык… И даже подметать набережную Свислочи, если нужно подготовить ее к выступлению… Именно здесь состоялась уличная Roda — поединок ума и ловкости.

Многие зрители взяли с собой фотоаппараты и видеокамеры. Но кадры вряд ли передадут ощущения праздника, первобытности танца, которые и есть капоэйра. Капоэйристы называют человека, с которым играют, партнером. В основе — уважение к товарищам, к мастеру и умение найти компромисс. Цель игрока — обхитрить другого, показать: вот сейчас я мог бы сделать тебе больно, но не сделал.

Чем же капоэйра привлекает белорусов?

Gata (занимается 2 года):

- Меня привлекает больше всего свобода. Ее чувствуешь в капоэйре во всем. А еще я излечилась от депрессии, которой была подвержена: друзья не звонят, мальчик бросил! Понимаешь, что можешь горы свернуть, если это необходимо. Люди, которых объединяет капоэйра, очень разные по образованию, стилю жизни, возрасту, интересам. И очень классно, что у нас есть возможность общаться.

Церемонимся!

Заключительный и самый важный этап каждого подобного фестиваля — Batizado, ритуал посвящения в капоэйристы, смены поясов (кордао) и получения традиционных для капоэйры прозвищ (апелиду). Путь к титулу мастера у прилежного капоэйриста занимает не менее 20–30 лет. Это Учитель с большой буквы. Местре Музеу, например, начал заниматься, когда ему было двенадцать.

- Это гораздо труднее, чем обучаться в институте, — поделился бразилец. — Капоэйра для меня — смысл жизни, философия, борьба, искусство, взаимоотношения, обмен жизненным опытом, инструмент воспитания. Я увидел в капоэйре метод, которым можно отвлечь молодое поколение от пагубных влияний.

…Большая семья единомышленников рассталась, чтобы встретиться на конгрессе капоэйристов в Бразилии летом следующего года.


Капоэйра под беримбау
танец-борьба из Бразилии — в Беларуси

Римма Ушкевич, «БелГазета», № 13 [532] от 03.04.2006

Далекая и жаркая Бразилия, «где в лесах много-много диких обезьян», родина хорошего кофе, популярных мелодрам и известных футболистов, сегодня все чаще упоминается в связи со своим древним боевым искусством — капоэйра. Каким образом «социальная болезнь бразильских низов» превратилась в элитарное боевое искусство, корреспондент «БелГазеты» Римма Ушкевич выясняла у инструктора филиала бразильской группы FICAG Дарьи АЗАРКО.

- Как и всякое искусство, капоэйра проделала многовековой путь. Это афроамериканское боевое искусство с элементами танца известно с XVI в., когда португальцы, захватив территорию нынешней Бразилии, завозили туда рабов из Африки. Легенды гласят, что рабы привезли с собой это искусство и совершенствовали его для того, чтобы освободиться от гнета. Но так как, понятное дело, капоэйра была под запретом, ее маскировали под танцы: становились в круг и танцевали. Таким образом, капоэйра развивалась и дошла до наших времен.

На ваших тренировках можно увидеть пляски африканских рабов XVI в. или капоэйра все же сильно изменилась с тех пор?

- В том виде, в котором капоэйра существует сейчас, можно выделить три ее разновидности: боевая капоэйра, контактная (по ней проводятся чемпионаты, выбирают самых сильных и крутых капоэйристов) и третий вариант, спортивный, который практикуем мы. Хотя и у нас тоже есть показательные выступления.

Капоэйра уникальна тем, что всесторонне развивает человека. Это не совсем спорт, не совсем музыка. То, что происходит внутри круга, — не драка, а соревнование: кто более хитер и ловок. Когда два человека в кругу, задача каждого из них — сделать жизнь другого сложнее, подойти к сопернику с неожиданной стороны. Чтобы понять капоэйру, нужно видеть эту борьбу, а еще лучше — поучаствовать, ощутить ее энергию. Только тогда это будет шагом вперед.

С чего началась капоэйра в Минске? На каком уровне сейчас находится группа?

- В Минск капоэйру привезла Дарья Крюковская, проходившая курсы в Германии. Группа полтора года существовала в «тусовочном» формате, пока в конце 2004г. мы не съездили в Варшаву, где местре (учитель), главный человек в группе капоэйристов, официально принял нас как представителей школы в Беларуси.

«Капоэйра открыта для всех, не научиться ей может только ленивый», - утверждают бразильские местре. Существуют ли возрастные группы для капоэйры?

- Нет, ею можно заниматься с самого раннего возраста до 90–100 лет. Мы принимаем в группу с 12 лет, но приходят люди с шестилетними детьми, которые открывают для себя это искусство в игровом варианте. Единственное, что следует учесть: несмотря на наши шутки о том, что «капоэйра — это оружие бедных», это удовольствие — не из дешевых. Инструменты и одежду привозят из Бразилии: беримбау (бразильский народный шумовой инструмент, прямой потомок охотничьего лука, с резонатором в виде небольшой сушеной тыквы кабасы, прикрепленной к нижней части лука. — Р.У.), например, стоит около $50, белые штаны абады, обязательные для тренировки, обойдутся вам не меньше чем в $35. От того, до какой степени хочется «обмундироваться», будет зависеть затрачиваемая на одежду сумма.

Часть людей из группы в течение долгого времени изучает португальский язык — как приложение к тому, что мы развиваем себя физически на тренировках.

Каково место музыки в философии капоэйры?

- Капоэйра без музыки просто не может существовать. Настоящее бразильское искусство начинается тогда, когда много людей становится в круг, а 4–5 человек играют на музыкальных инструментах. Для нас эти инструменты не совсем стандартные: атабак — высокий барабан, бразильский бубен «пандейру» и наконец душа капоэйры — беримбау, на котором можно издавать три разных звука. Этот же инструмент задает ритм, в котором происходит игра.


 

21 сентября — «Следуя за телом танца»: Капоэйра + Контактная Импровизация.

Анонс нашего выступления на TUT.BY от 17.09.2005

Программа из цикла: «Творческая мастерская». «Следуя за телом танца»
Представляем знакомство с авангардными течениями: Fundacao Internacional Capoeira Artes das Gerais «CAPOEIRA» — бразильский танец- борьба и Контактная импровизация — танец тела, исследование мира своих движений и ощущений…
Вы имеете возможность:
- Увидеть танцевальные постановки этих групп.
- Узнать достоверную информацию об этих течениях.
- Принять участие в мастер — классе.
Это простая радость игры и творчества в танце!
Немного подробнее:

Капоэйра — это борьба, танец, игра, музыка, песни, искусство, спорт, стиль жизни.
Хороший капоэйрист умеет не только красиво двигаться и стоять на голове, он еще умеет играть на оригинальных музыкальных инструментах, петь песни на португальском языке, танцевать бразильские танцы.
И все это вместе взятое легко соединяется в Капоэйре!
Капоэйра развивает человека всесторонне, она очень многогранна, поэтому каждый человек может найти в ней что-то для себя и себя в ней.
Несмотря на свое афро-бразильское происхождение, капоэйра семимильными шагами идет по земному шару, и становиться красивым и авангардным направлением далеко за пределами Бразилии, например в Беларуси.
Для заинтересованных — сайт www.ficag.by

Контактная Импровизация как творческий эксперимент за 30 лет своего существования превратилась в одно из самых интересных направлений танца, которое оказало влияние на весь язык современного танцевального искусства.
В основе КИ лежит взаимодействие двух людей, которые просто следуют за перемещением точки контакта. Этот, казалось бы, простой технический прием позволил открыть новые возможности движения и изменил представления об отношениях партнеров.
Каждый человек обладает собственным уникальным стилем движения, и встреча двоих в контактной импровизации рождает танец, который никогда не повторяется!
«Сущность Контактной Импровизации — радость движения с другим человеком, спонтанно и непредсказуемо». — Стив Пэкстон.

Зачем долго рассказывать?
Приходите! Смотрите! Пробуйте вместе с нами!


Сapoeira: такая вось гульня

Оля Ўласавец, «Студэнцкая думка», №6, 2004

Гэты пацан нечым адрозьніваўся ад натоўпу на праспэкце: ці то вялізным барабанам на шыі, ці то спарадычна зьнікаючым і зноў усплываючым акцэнтам. «Ну дык я ж амэрыканец!» — хлопец яўна заігрываў, звычайна ў такіх выпадках абавязкова куды-небудзь запрашаюць. І, блін, запрасіў. Высьветлілася, што ў гэтым месцы патрэбная вельмі добрая расьцяжка, затое можна колькі заўгодна граць на тамтаме.

Трэніроўка

пачалася хвілін 15 таму. Хлопцы і дзяўчынкі вычвараліся хто як: іх мудрагелістыя рухі нагадвалі гібрыд сумо і брэйкдансу. Тут жа тусаваўся і Філіп. Праўда, ужо без тамтама і зусім не амэрыканец, а натуральны немец: «Гэта я так жартую».

З аб’явы на ўваходзе вынікала, што капаэйра — бразільскі танец-барацьба. Адна зь дзяўчынак, Даша, прадставілася трэнэрам: «Насамрэч гэта не танец і не барацьба. Гэта баявое мастацтва, замаскіраванае пад танец. Але тыя, хто ім займаюцца, называюць сябе гульцамі. Мы ня тырымся, ня мочым адзін аднаго ў сарціры і ня танчым — мы гуляем». Як высьветлілася, Даша была тут адзіная ў сапраўдных белых бразільскіх капаэйраўскіх штанах, надпаясаная зялёным пасам — «кардау». Гэх, няспросту гэты маскарад…

Гадоў 500 таму,

калі Бразілія стала калёніяй Партугаліі, туды пачалі завозіць рабоў з Афрыкі. Ці то для абароны, ці то для выражэння ўнутранага пратэсту гаротныя нявольнічкі прыдумалі хітры спосаб самавыражэньня: барацьбу, замаскіраваную пад танец. Пры гаспадары яны рабілі выгляд, што гэта яны так весела скачуць сваю нэгрыцянскую полечку, а насамрэч адтачвалі баявое майстэрства, у якім зброяй служылі часткі цела.

Першае ўражаньне ад гэтай «гульні» апісаць няпроста. Капаэрысты адпрацоўваюць рухі па парах, пастаянна мяняюць партнэраў. Расказваючы пра тэхніку, Даша ўдарылася ў філязофію: «Глядзі: удар ідзе зьлева, ты не блякуеш яго, але рухаешся ўправа, па ходу ўдару. Ты як вецер і дрэва». Хто не пасьпеў адчуць сябе дрэвам — атрымаў: у час выкананьня чарговага фінта дзяўчынка выпадкова заехала хлопцу пяткай у лоб.

І пры гэтым яны называюць сваю гульню бескантактным адзінаборствам. «Намечаны ўдар, які спыняецца ў некалькіх мілімэтрах ад мэты, самы прыгожы, асабліва калі зрабіў праціўніка безабаронным», — пішучы гэтыя словы, дасьледчык капаэйры Кен Дасар добра ўяўляў, наколькі гэта цяжэй за звычайную вулічную тырылку. Менскія капаэрысты засвойваюць вечныя ісьціны на ўласных мяккіх і цьвёрдых месцах.
У капаэйры вельмі няшмат нападаючых рухаў з выкарыстаньнем рук. Некаторыя тлумачаць гэта тым, што рабы вымушаны былі біцца са зьвязанымі, некаторыя згадваюць народную бразільскую мудрасьць: рукі каб будаваць, ногі каб разбураць. Так ці інакш, звычайнай барацьбой капаэйру насамрэч не назавеш. «Прыходзіў да нас адзін, каратэ да гэтага займаўся», — расказвае другая дзяўчынка, таксама Даша. — «Вось глядзі, кажа, ты стаіш во так, і тут я такі б’ю… На што я адказваю: а калі я не стаю «во так»? У нас няма стоек, капаэрыст увесь час рухаецца, таму звычайным барцам па першым часе з намі цяжкавата».

Відовішча

пачынаецца ў сярэдзіне трэніроўка. Гульцы зьбіраюцца ў кола (ходу), узбройваюцца экзатычнымі музычнымі інструмэнтамі, у цэнтар выходзяць двое, і пачынаюцца «пляскі». Гэта насамрэч нагадвае рытуалы язычнікаў. Справа ў тым, што капаэйра шчыльна пераплятаецца з магічнымі культамі чорнай Бразілііых — кандамбле і ўмбада. Іх прыхільнікі вераць у Езуса Хрыста і Марыю, але ў той жа час пакланяюцца афрыканскім багам-арышам. Пры гэтым апошнія выглядаюць нашмат круцейшымі: яны запраста могуць падняць мёртвага, прываражыць і палепшыць патэнцыю. Барацьба — арганічная частка гэтых культаў. Такты музычнага інструмэнта berimbau выкарыстоўваюцца як у абрадах, так і ў паядынках. А капаэрыст, выходзячы ў кола на бой, абавязкова цалуе свой нацельны крыж. Хаця беларусы крыж не цалуюць: у сучасных фэдэрацыях капаэйры, якіх апошнім часам распладзілася шмат, гэта неяк не прынята. Наогул, full-version рытуалу цяпер можна ўбачыць хіба ў Бразіліі, на вулічных «фавэльскіх» ходах.

Уменьне граць на музычных інструмэнтах — для капаэрыста гэта справа гонару. Пазытыўная энэргія і духоўная моц — усё, што ляканічна называецца ашэ — дасягаеццца з дапамогай стандартнага набору нестандартных прыладаў:

berimbau — напэўна, самы важны інструмэнт. Нагадвае лук, на адным канцы якога прымацавана высушаная тыква. Гук падобны да блямканьня кансэрвавай бляшанкі, хіба што больш вытанчаны. Граюць невялікай палачкай (baqueta), а для камбінацыяў гукаў служыць невялікі раменьчык dobrao. Раней нібыта асновай бэрымбау служыў сапраўдны лук, а гукі ўтвараліся стралой. Пры неабходнасьці гэтая бяскрыўдная штуковіна ператваралася ў баявую зброю;

reco-reco — трашчолка. Самы распаўсюджаны варыянт — кавалак бамбука з насечкамі;

atabaque — падобны да ступы барабан, інструмэнт афрыканскіх шаманаў;

agogo — падвойныя званочкі, па якіх б’юць мэталічнай палачкай;

caxixi — плеценая паграмушка, напоўненая ракавінамі ці сушанымі бабамі.

Кардау -

«канат» у перакладзе з партугальскай. Яны насамрэч нагадваюць маленькія рознакаляровыя канаты. У капаэрыстаў гэтыя вяровачкі граюць ролю паясоў: існуе цэлая паўзроўневая градацыя. Аднак у калекцыі менскіх «танцораў» кардау пакуль толькі адзін — Дашын, зялёны, атрыманы ў Германіі. Справа ў тым, што разжыцца такім шнурком можна толькі на штогадовым баявым хросьце — батызаду. У нас жа пакуль такія мерапрыемствы не праводзяцца: па словах Дашы, тут патрэбны аўтэнтычны бразільскі мэстра (ака майстар, сэнсэй і ўсё такое), які б зарэгістраваў школу і ўзяў над ёй шэфства. Даша — адзін зь першых прамоўтараў танцу-бойкі ў Беларусі. На капаэрысцкае відэа яна наткнулася выпадкова, калі яшчэ займалася брэйкдансам. Потым, паехаўшы па вучобе ў Аснаброк (Германія), трапіла ў клюб. Там, на пасьвячэньні ў капаэрысты, яна і атрымала свой першы пояс. «Звычайна на батызаду зьяжджаюцца мэстры з розных школ — сябры твайго мэстра. І ты па чарзе павінен зь імі гуляць. У першы раз яны цябе завальваюць, потым адзін зь іх, «хросны тата», цябе ратуе, а «мама» завязвае пояс. І ўжо пасьля табе даюць капаэрысцкае імя».

Праўда, ёсьць тут і яшчэ адзін «настаяшчы» капаэрыст — той самы немец Філіп. Да прыезду ў Беларусь па альтэрнатызнай службе ён некалькі год займаўся капаэйрай у Мюнхене. Цяпер паціху натасквае менскіх студэнтаў, дызайнраў і рэклямных агентаў. Гледзячы па тым capoeira-буме, які зараз назіраецца ў Польшчы ці на Ўкраіне, хутка ў Філіпа з Дашай работкі паболее.

«Адкуль, скажам, звычайная хатняя гаспадыня можа даведацца пра капаэйру? Хіба што з кнігі Амаду «Капітаны пяскоў» і з бразільскіх сэрыялаў», — Дашка ўсьміхаецца. Ёсьць яшчэ фільмі «Толькі мацнейшы», але спэцыялісты кажуць, што калі вы хочаце сапраўднай капаэйры, то вам не сюды. Куды? На свае вочы рытуальныя скокі можна пабачыць у спарткомплексе «Алімп»: абанэмэнт каштуе 35.000 на месяц, пробны занятак — 8.000. Проста «зырнуць» не каштуе нічога.

А толку

Са сродку барацьбы з рабаўладальнікамі капаэйра ператварылася ў рэспэктабэльны спорт са сваёй філязофіяй. Але нягледзячы на тое, што клюбы і фэдэраці існуюць літаральна па ўсім сьвеце, гэта вельмі інтымная рэч. «У кожнага чалавека свая асабістая форма, — кажа Філіп. — У капаэйры я ня бачу чалавека, я бачу цень. Я бачу цень Дашы, Косьці, Віці, і адразу ведаю, хто гэта. Таму што ў кожнага індывідуальныя рухі». Філіп лічыць, што капаэйра ня дужа дапаможа ў вулічнай бойцы, хаця «ўсё залежыць ад таго, хто там табе хоча надаваць па мордзе». На маё пытаньне, як капаэйру можна практычна прымяніць па жыцьці, Оля, якая таксама трэніруюцца ў «Алімпе», рэагуе весела і неадэкватна: «Я трэніруюся на бамбукавых палачках. Ну, ведаеш, такія вешаюць на дзьверы — «песьні ветру» называюцца. Дык вось, убачу іх дзе-небудзь — фіць! — у ўсё, капец палачцы». Некаторыя спрабуюць прадэманстраваць свае ўменьні публіцы. Эфэкт бывае непрадказальны. У фінале адной з апошнік вечарынак у NC Філіп і Даша (другая, каторая ня трэнэр) вырашылі паказаць усім, хто тут мэстра. Ахова была маральна вырубленая хвілін на пяць: хлопцы ў чорным проста не маглі даперці, «тырыць яна яго ці гэта яны танчуць». У нейкі момант нават кінуліся раздымаць: акурат як у Бразіліі, дзе ў свой час набіраліся тысячныя атрады для адлову і абясшкоджаньня капаэрыстаў.


Капоэйра. Что это?

Публикация на extreme.by

Capoeira — афро-бразильское боевое искусство, танец, игра, стиль жизни по-бразильски. Два человека в белом наносят стремительные круговые удары, плавно уходят от них, вплетают в игру элементы акробатики. Остальные — образуют круг вокруг них, играют на инструментах, поют и поддерживают игроков хлопками. Такой круг — ходу — можно увидеть теперь не только на пляже в Бразилии, но и в спортзале североамериканского университета, на площади в старом западно-европейском городе, на берегу Днепра и совсем недавно и в Минске.

Капоэйра была создана в результате слияния культур африканских народов, которых завезли в Бразилию из Африки, чтобы превратить в рабов, а также местных народов. На её развитие повлияли другие боевые искусства. Всё это произошло несколько сотен лет назад. В начале ХХ века капоэйру пробовали запретить, но с конца 30-х она была легализована, и её популярность стала набирать обороты.

О Минской школе рассказывает Дарья, тренер капоэйры:
 
«Школу веду я, иногда, если везёт и приезжает кто-нибудь, то предоставляю вести ему. Например, два раза уже у нас были мастер классы с представителем голландской капоэйры. Я научилась капоэйре за время своей учебы в Германии. Продвигать своё новое увлечение пробовала с момента своего возвращения на родину — в марте 2003, но более-менее стабильная группа образовалась где-то в ноябре. То есть совсем недавно, а значит все новенькие — welcome! Занятия 2–3 раза в неделю по часу. С собой — треники и майку, кроссовки не берите — все босиком. Возраст — собственно, любой. В одной из немецких групп, где я занималась, самому старшему капоэйристу было что-то порядка 60».